Закладки

Злые ветры Запада читать онлайн

Да ладно, босс. Дуайт покачал головой, поднял винтовку, выбирая первую цель. Звякнула цепь, опоясывающая командора Эверетта, ехавшего с Шепардом. Рейнджеры, поскрипывая амуницией, замерли, ожидая начала. Если священник идет в бой первым – жди большой беды.

Ведьма усмехнулась. Чертовка просто взяла и усмехнулась, блеснув удивительно белыми и ровными зубами, и серая грязная стая вокруг нее зашевелилась, разворачиваясь к «пустынным братьям». Два десятка предохранителей одновременно хрустнули звуком ломающихся костей. Моррис, прикрывая спину Дуайта, что-то глухо пробубнил. Уловить можно было только знакомых «долбаных цветных» и прочих «гребаных ублюдков». Дуайт расставил ноги, прижимая винтовку к плечу.

Позади что-то громко скрипнуло.

– Срань господня… – Дуайт не стал оглядываться, хотя прорвавшийся через кожу маски крик заставил его вздрогнуть. – Дева Мария!

Свора ведьмы двинулась вперед. Поскакала, покатилась, попрыгала. Блестящие бессмысленные глаза, раскрытые жадные рты, растопыренные острые пальцы. Вперед, вперед, на людей, жри-рви-ломай-убивай!

Загрохотали винтовки, раскатисто ухнули несколько карабинов, выпуская подружек на свободу. А вот и пулеметы зарокотали за спинами, поливая что-то, ворочающееся в трещащих и грохочущих домах. Но Дуайту стало не до того.

Командор Эверетт, высокий, сильный, в бьющемся на ветру плаще с красной каймой, застыл. Наверняка, если бы мог, он бы кричал. Твердокаменная земля площади, взорванная изнутри, еще оседала густым облаком пыли. Разодрав почву, жирно поблескивая багровым соком, командора оплели толстые мускулистые щупальца. Охватили, крепко перекрутив, пережав шею, не давая пошевелиться.

Ближайшая тройка рейнджеров бросилась на выручку. В воздух поднялось еще одно облако пыли, оставшейся от разлетевшейся земли. Крик прорвался через маски, взмыл вверх звериным воем, режущим слух. В провале, поймавшем «братьев», переливались жирными кольцами, кишмя кишели алые огромные личинки. Густо облепив людей, они вгрызались в толстую выделанную кожу, в жесткие брезентовые ремни, в плоть, в глаза, во внутренности.

Ведьма все так же улыбалась, не двигаясь с места, лишь блестела зубами.

Толпа оказалась совсем рядом, вереща и воя.

Сзади скрежетало, пулеметы рокотали, захлебываясь.

Дуайт выбрал первую цель: худого старика, голенастого, с диким визгом несшегося к нему, скаля остатки гнилых зубов. Все одержимые, раздери их Козлоногий Джек, всегда одинаковы. Разница только в том, стали они такими до или после смерти. Дуайту не повезло, дед явно был жив. Вот и скакал козлом, наплевав на анатомию и физические законы.

Винтовка, старая добрая Browning BAR 2000, она же «упокойник», прервала траекторию его полета. Сбила в прыжке, пройдясь в двух местах и ласково чмокнув. Чпок! Левое плечо разлетелось алыми брызгами и кусками цвета слоновой кости. Чпок! Череп последовал за плечом, добавив к ало-белой палитре шматки окровавленного серого студня. Дуайт занялся следующими.

Выстрелы грохотали, сливаясь в монотонный гул. Шепард орал неразборчиво, перемежая команды отборной руганью. Серая ободранная толпа тянулась к «песчаным братьям», жаждала сладкой человечины и еще более сладких человеческих душ. Командор наливался багровым, потихоньку опускаясь на колени. Личинки в яме перекатывались волнами, сильнее подергиваясь от конвульсий заживо съедаемых рейнджеров. Сзади приближался скрежет. Затих один пулемет.

Ведьма двинулась к броневикам. Солнце ослепительно блеснуло на верхней кромке креста, залив золотом несчастного мертвого священника.

Дуайт пинком отправил ближайшего одержимого в сторону, последними патронами прошелся по следующим. Перезарядиться он не успевал. Морриса сзади не было, щелчки его «шарпа» раздавались слишком далеко. Ну, значит, Моррису есть чем заняться. Это хорошо, скучающий напарник – тот еще сукин сын и говнюк.

Белое платье ведьмы приближалось. Она шла к священнику, отрезанному от своих. Ее лица Дуайт не видел, но, срань господня, он верил в улыбку на нем. В торжествующий оскал победительницы.

За спину Дуайт не переживал. Спину ему прикрывал стальной бок «Кугуара». А на флангах парни пока еще стреляли.

Крепкая девчонка-мулатка с серым от пыли лицом вынырнула перед ним. Зрачки ее полностью закрыли радужку, белки, казалось, лопались от давления проступивших кровяных переплетений. Эта покрылась дьявольским семенем, будучи мертвой. Горла у нее практически не осталось. Дуайт ушел в сторону. Гулко рассекла воздух дедовская палица мере. Треснуло, брызнуло и отлетело, чуть взмахнув роскошным, когда-то кудрявым скальпом. И, не удержавшись, под маской заорал и взвыл не хуже нападавших, высунув язык.

В-а-а-а!!!

Дуайт Оаху, сын, внук, правнук и потомок всех своих предков-арики, начал очередной перу-перу. Танец перед боем, танец, наводящий ужас на врага, пляску смерти, переходящую в саму смерть.

Ка-м-а-тэ-э-э!!!

Новый сукин сын, желавший его крови и несшийся с левой стороны, хрипло рыкнул, протянув руки. Хрустнуло, и обе кисти, крепкие кисти поденного рабочего, ставшего отродьем дьявола, отлетели в сторону. Тесак Дуайт любил чуть меньше любимой череподробилки из железного дерева, но ухаживал так же серьезно. И точил постоянно.

Мере ударила снизу, раздробив лицо неуклюжего подростка, одетого только в драные синие шорты, отбросила назад, сбив с ног старуху вовсе без одежды, но с болтающимися между сухими мешочками грудей детскими ручками. Тесак наполовину отрубил голову еще одной девчонке, возможно, когда-то дружившей с первой. Головка, даже сейчас милая, повисла набок, как только сухо лопнули позвонки. Тело, запутавшись в длинных штанинах, завалилось в сторону, не оставляя попыток схватить рейнджера вытянувшимися пальцами с длиннющими черными когтями.

Дуайт всадил тесак в затылок старухи, развалив череп до самого носа. Палица яростно взвыла, разрубая воздух и висок бывшего чифа, одного из трех законников Милтона. Рухнув, тот толкнул на Дуайта высокого пучеглазого мексиканца, скалившего редкие зубы через густые усы. Половину лица мексиканец уже потерял, но адское семя расплавило ее, превратив в запекшийся на костре сыр с потеками. Тесак вошел точно под ребра, протыкая тугой мускулистый мешок, гонявший отравленную черную кровь.

Удар отдался в руку, упруго спружинил в мышцы, даря радость боя и победы. Дуайт закусил нагубник шланга, не замечая, что грызет его, воя в восторге схватки. Кровь стучала в висках, била барабанами, заводила ритмом. Все сильнее хотелось сорвать маску. Маска мешала.

В-а-а-а!!!

Мешала насладиться. Почувствовать кровь врага на лице. Ощутить его смерть. Вдохнуть запах боя, густой и сладкий, резкий и тяжелый запах. Мешала…

Справа вынырнула оскаленная рожа, мало похожая на человеческую. Дуайт ударил локтем, прикрытым щитком, ударил, вминая плоский нос внутрь черепа, отмахнувшись тесаком от никак не желающей умирать полуобезглавленной девки. Нечеловеческая рожа вспухла свежей прорехой, брызнула жижей…

В девчонку влепил очередь подскочивший Вальехо, прикрыл Дуайта, отходящего к броневику. Идти оказалось неблизко, целых пять-шесть шагов. Глядя на никак не заканчивающуюся волну, напиравшую на рейнджеров, Дуайт вздрогнул, понимая, что снова сорвался в амок.

Он оглянулся, услышав не просто скрежет и треск, нет. За спиной нарастал густой басовитый шелест. Раздвигая остатки домов, вспучивая землю, к отряду тянулись, подрагивая и вцепляясь сразу в нескольких братьев, те самые мускулистые, оголенные до красного мяса щупальца.

Ведьма уже почти добралась до командора, тонущего в медленно, явно по ее приказу сжимающихся живых побегах. Уже не улыбаясь, ощерившись в дикой ухмылке, протянула она руку к кресту на ближайшем наплечнике. Командор, багровый и задыхающийся, повернул к ней лицо и изогнул губы в ответной гримасе. Дуайт, увидев замерцавший вокруг него воздух, не успел удивиться.

Кожу маски неожиданно стянуло, щеки и нос защипало морозом. Дуайт отшатнулся к броне, гудящей и покрывающейся разбегающимися ледяными цветами. Воздух вокруг затвердел, брызнув мириадами сверкающих кристаллов. Ветер пришел чуть позже. Собирая алмазное крошево в сотни и тысячи лезвий, резко качнул их к разворачивающимся красным клубкам мертвой живой плоти, бушевавшим на остатках городишка Мидлтон.

Ведьма закричала, разом посерев, протянула руки к чудовищному клубку, призванному убить отряд людишек, посмевших мешать ей. И не успела ничего сделать.

Прозрачные клинки входили в перекатывающуюся плоть, рассекали ее на тысячи тонких пластинок, кромсали, резали и убивали. И тут же пропадали, растворяясь в бьющих фонтанах густой черной жижи. Но свое дело они сделали. Чудовище умерло. Вместе с ним умер и командор, превратившись в мумию, иссушенную мощью Господа, текшей через него.

Башни броневиков, лязгая, развернулись, уставились стволами на остатки серой толпы. Ярость протекала через стволы, превратившись в хлещущий ураган свинца.

Ведьме уйти не дали. Моррис, чертов сукин сын, перебил ей колени двумя выстрелами из «шарпа».

– Дуайт? – Шепард подошел к нему, когда помеченных дождем из адского семени жителей, что прятались по подвалам несколько дней, пригнали на площадь.

– Да, босс.

Он уже знал, что услышит. Куда больше его занимала сама площадь, покрытая быстро разлагающимися телами. Козлоногий не жалеет своего племени, когда оно подыхает.

– Говорят, сынок, ты снова сорвался?

Шепард заправил руки за пояс и выпятил красивую серебряную бляху, покачиваясь на каблуках. Чертов сукин франт. Народ Мидлтона, его жалкие остатки, уже поняли, что их ждет, и завопили. А этому любителю шляп наплевать. Хотя и ему, Дуайту, тоже не особо переживалось за чужие жизни. Закон во времена Бойни жесток. Но это закон.

– Сорвался. Оштрафуешь?

– Нет… – покачал головой Шепард. Маска потешно качнула в такт хоботом. – Отправлю в командорию. На покаяние. Глядишь, тебя, сраного психа, там вылечат.

Дуайт пожал плечами. Насрать. Командория так командория.

– Умница, сукин ты сын.

Шепард явно собирался сплюнуть Дуайту под ноги. Но маска, маска…

– Босс…

Дуайт посмотрел на Морриса, пинками гнавшего к доскам, сваленным грудой, совсем молоденькую девчонку. Та плакала и не расставалась с узлом. Возможно, узел чуть дергался и попискивал. Сраный узел со сраным плачущим бельем. Дуайту очень хотелось еще раз завыть и уйти к предкам, ждущим его на красивой белой лодке, исполняя последнюю хаку, окрашенную в алое. Но… но…

– Что «босс»?

– Я не знал своей матери. Меня растил дед.

– И?

– И ничего. Мне пора закончить нашу работу.

Некоторые любили аутодафе. Некоторые любили любить жертв аутодафе. Дуайт не любил ни того, ни другого. Тогда Моррис еще спорил с ним по этому поводу. Тогда, в Мидлтоне, они поспорили в последний раз. После того, как Дуайт подошел и прострелил голову молоденькой девчонке и, не глядя, свернул шею пищащему свертку с бельем.

А вот костер для ведьмы и остальных, тех, кто вовремя не донес, кто побоялся гнать в форт, увидев первые семена зла, этот костер Дуайт подпалил с огромным удовольствием.

Полыхая и визжа от боли, ведьма успела проорать проклятие каждому


Книга Злые ветры Запада: отзывы читателей