» » Момент умирающей веры
Закладки

Момент умирающей веры читать онлайн

свободу.





ГЛАВА 5





Через две недели…


Как и было оговорено, ровно в срок я стояла около огромных железных ворот, периметр которых был обвит колючей проволокой. Волнение и смущенность играли на моих нервах. Сейчас я была напряжена как струна, которая вот-вот порвется. В моих руках была папка с бумагами, все, что я подготовила для роботы здесь, находилось в моих руках. Морально я тоже подготовилась.

Первое, не вести себя как мозгоправ, люди этого не любят. Все должны видеть человека, приятного собеседника, а не того, кто считает тебя разработчиком проекта.

Второе, даже в самой абсурдной ситуации, которая я уверенна здесь ждет меня на каждом шагу, веди себя спокойно и толерантно, просто слушай и задавай наводящие вопросы, а лучше молчи и жди продолжения.

Третье, не показывай свой страх.

Когда я четко осознала, что почти на месяц это место станет моей работой, я взяла себя в руки и составила план. Мне нужно было раскрыть проблемную тему. Что может быть проблемнее чем преступление не как факт, а как поступок? Почему человек совершает преступление? Когда это мысль зарождается в его голове? И какой толчок приводит систему в действие?

С жутким скрипом серые ворота открылись предо мной. Раскат грома озарил резко помрачневшее небо, казалось, будто это предостережение, но я отмахнулась. На страже стояли двое охранников с собаками. Когда я представилась и объяснила, зачем я здесь, меня проводили до пропускного пункта. Они обыскивали мои вещи так, как будто я могла в папке с бумагами пронести тонну героина и три пистолета. Заполнив все бумаги у женщины, которая и телосложением и манерами была похожа на мужчину, мне всё же разрешили пройти дальше. У двери с табличкой «Лицом к стене, руки за спину» Меня ожидал мужчина в форме тёмно-синего цвета. Ему было за пятьдесят, всей своей статью он излучал серьезность и несговорчивость. Своим орлиным взглядом он изучил меня с ног до головы, и в его карих глазах появилось тепло, его губы дрогнули в приветливой и соболезнующей улыбке.

— Здравствуйте, я Вероника Старк. — Я протянула руку мужчине. Он осторожно пожал её, на серьезном лице появился намек на дружелюбие.

— Знаю, знаю милая. Называй меня Виктор, я начальник следственного изолятора. — Он махнул рукой, двери открылись. Он отступил, предлагая мне войти первой. Впереди показался длинный широкий коридор с серыми стенами и железная решетка в конце. — Проходи, тебя здесь никто не обидит. Ты будешь под присмотром тридцати пар глаз, в любой точке этого места. Даже если ты никого не видишь, за тобой наблюдают. — Просветил он. Мои брови сошлись.

— Как-то это слегка некомфортно. — Проворчала я, делая шаг через порог. Виктор глухо рассмеялся, шагая за мной.

— Милая, мы находимся в СИЗО, а не на курорте. Здесь не должно быть комфортно, это место должно наводить ужас и желание сознаться. — За нами закрылась железная дверь, от чего неведомая мне клаустрофобия подала первый сигнал о том, что здесь я в жестяной коробке, в которой за мной постоянно наблюдают.

Остальной путь мы шли молча. Еще два пропускных пункта, и мы на месте. Небольшая комнатка, с небольшим диванчиком, столом, пустым аквариумом и тусклым светом. Я нахмурилась, изучая место, в котором нет ни единого окна. Положив папку на письменный стол, я посмотрела на Виктора, который стоял в проеме дверей.

— Итак, я хочу знать, что тебе потребуется из мебели либо же других предметов. — Спросил вежливо он. Я окинула это помещение еще раз взглядом. Мне потребуется другое место работы… Вздохнув, я все же взяла себя в руки.

— Думаю стулья для групповых сеансов, графин с водой и стаканы. — Попросила я, еще раз окидывая помещение скептическим взглядом. Виктор задумчиво почесал подбородок.

— Графин не обещаю, всё же стекло может быть опасным. Но я что-то придумаю. — Объяснил он.

Я втянула воздух со свистом. Только сейчас я полностью осознала, что это место не только не комфортное, но еще и опасное. Вернее не само место, а его обитатели.

— Кто раньше находился в этом кабинете? — Поинтересовалась я из чистого любопытства. Виктор как-то странно посмотрел на меня.

— Наш штатный психолог. Собственно его никогда не бывает на месте, здешние обитатели не слишком чтят тех, кто пытается рыться в их голове. — Виктор вздохнул, как будто я была проблемой, которую нужно решить. Ладненько. — Ты пока расположись, буквально через полчаса ты сможешь приступить к своей работе. — С этими словами Виктор удалился из кабинета.

Уперев руки в бока, я решила начать с первого чему нас учили. Обстановка. Обстановка — должна располагать к беседе, а не вызывать желание сбежать как можно скорее. В конце кабинета стоял рукомойник и тряпка. Протерев пыль, тем самым освежив затхлый воздух, я разложила бумаги, поправила подушки на кожаном диванчике. Расставила кактусы (которые находились в горшках в углу) по всему кабинету. Ну, можно сказать, что стало лучше, но желание сбежать, никуда не пропало.

Уняв дрожь, я присела в крутящееся кожаное кресло, думая о том, как лучше встретить своих подопечных. Дверь открылась, в неё вошло двое конвойных с дубинками, наручниками и пистолетами. Один поставил пластмассовые стаканчики и пластиковую баклажку с водой, второй внес три стула. Поставив все туда, куда я указала, они, молча, ушли, закрыв за собой двери. Я вновь стала думать, как же мне встретить пришедших, стоя либо же сидя? Нужно вести себя естественно. Поправив свою футболку белого цвета, я обошла стол и взяла бумаги, подготавливаясь к тому, что мне нужно будет сделать и сказать. Неприятный скрип в коридоре, заставил меня дернуться, бумаги разлетелись по деревянному полу. Нагнувшись, я, чертыхаясь, стала их собирать. Свист, доносившийся из-за спины, заставил меня упасть на колени, я руками уперлась о пол, чтобы, не расплыться на деревянном покрытии как медуза на суше.

— Мне уже нравятся эти сеансы. — Послышался насмешливый, грубоватый голос позади. В зоне затылка пробежали мурашки. Я поняла, что естественней знакомства не получилось бы…

Обернувшись, я заметила троих конвойных, Виктора и двоих парней в наручниках, стоящих около стены. Виктор указал одному из конвойных на бумаги, и тот с ловкостью подскочил и стал их собирать. Я благодарно улыбнулась, когда он мне их передал.

— Итак, Вероника, в этом помещении ты всегда будешь находиться с тремя конвойными, по одному на каждого заключенного, если что-то произойдет, под твоим столом находиться кнопка экстренного вызова. За дверью так же будут стоять трое конвойных. — Просветил меня Виктор. Я обошла стол, и села за него, действительно под столом имелась кнопка. Я еще раз осмотрела присутствующих и нахмурилась.

— Здесь только двое. Где третий? — Немного сконфуженно спросила я. Виктор кивнул.

— Вводите. — Приказал он. Я зарылась в бумагах, нервничая, потому что ад только начинался.

— Лицом к стене, руки за спину. — Прозвучала четкая команда. Теперь я буду это слышать каждый день.

— Так как, твой отец попросил меня отобрать самых адекватных для этого проекта, я решил, что эти люди здесь менее опасные, чем все остальные и их возраст не превышает двадцати восьми лет. — Начал тараторить Виктор. Но я перестала слушать уже на: так как, твой отец. Мои ладони сжались в кулаки, а челюсти свело от сильного натиска.

— Мой отец? — Проскрежетал мой раздраженный голос. Я ему об этом даже не говорила.

— Именно, он не хотел, чтобы я тебе говорил, но ты должна знать, что я буду рад тебе помочь в любом вопросе и проблеме, которая может возникнуть здесь… — Он умолк. — Ты должна понимать, что ты здесь не одна и бояться тебе нечего. — Добавил он. Все что я сейчас могла делать, так это смотреть на листок бумаги, который сжимала в своих ладонях. Отец обратно влез туда, куда его не просили.

Не знаю, сколько я так просидела, тупо пялясь в листок бумаги, на котором даже не могла различить написанные слова. Взяв себя в руки, я вздохнула и подняла голову. Двое конвойных стояло около двери, третий стоял у аквариума в углу, все они смотрели в пустоту, как будто были не более чем предметом декора.

— Мы сегодня начнем? Или мы пришли сюда посмотреть на твоё милое личико и аппетитную попку? — Послышался голос, который звучал в самом начале. Я повернулась к нему, с самой приветливой улыбкой, которую только могла выдавить. Тёмные, коротко-стриженные волосы, безумные зеленые глаза, и едкая ухмылка.

— Для начала я представлюсь. Меня зовут Вероника, я здесь, чтобы написать преддипломную работу и по совместительству попытаться помочь вам. Сегодня наше знакомство, поэтому мы собрались все вместе. Далее будут личные сеансы, для более комфортного положения вещей, один раз в неделю мы будем собираться на групповой сеанс и делиться тем, чем будем готовы. — Пояснила я зеленоглазому. Он расплылся в ехидной улыбочке.

— Ты поделишься своей попкой с нами? — Спросил он, откидываясь на диване, его руки были закованы в наручники спереди.

— Разговоры! — Послышался голос конвойного. Они привыкли к этому, я, нет. Я не сводя глаз с зеленоглазого, обратилась к конвойному.

— Прошу прощения, но вы не должны каким либо образом вникать в наши беседы. — Заявила я немного несдержанно. Понимаю, что он хотел помочь, но здесь нужно проявить терпение, чтобы расположить к себе парней. Зеленоглазый расплылся в улыбке, как будто я предложила ему конфетку. — Итак, теперь я предлагаю каждому представиться и рассказать, почему он здесь находиться. Начнем с самого разговорчивого. — Предложила я, возвращая ему ехидную улыбку. Он прокашлялся.

Мой взгляд плавно переходил с зеленоглазого, на парня с белобрысыми волосами и татуировкой на руке в виде дракона, а потом меня пронзило током, я застыла на месте, перестала дышать, когда встретилась с парой волчих, серых глаз, открыто насмехающихся надомной. Его локти опирались о раздвинутые

Книга Момент умирающей веры: отзывы читателей